Л.В. Хабаров в зале суда
Л.В. Хабаров в зале суда
Яндекс.Метрика

Делай, как я

 

 

О роте, о людях, о каждом - полный блокнот мой.

- Запишите, - просит Хабаров, - гвардии лейтенант Абакин Владимир. Подходит ко мне: «Возьмите в разведроту». «Пожалуйста», - добавляет к просьбе. Окон­чил финансовое училище.

 

«Зачем это вам?» - спрашиваю. «Исключительно из-за заботы о фигуре», - обиделся. При среднем рос­те без пяти килограммов центнер веса. И без единого прыжка с парашютом. Но я угадал в нем разведчика. Подал рапорт, командир хмыкнул, но подписал. Знае­те, что у Абакина от финансиста осталось? Слово «кон­тролер». Для уходящих в горы и пустыни. То есть сейчас он наш спорторганизатор. Нештатный. Про­пуск для молодого разведчика в учебный рейд - пять­десят подъемов переворотом на перекладине. Не мо­жешь? Абакин научит. Он теперь мастер спорта по классической борьбе, перворазрядник по вольной и самбо, разряды по стрельбе, легкой атлетике, пара­шюту и так далее. Сам себя сделал. Правда, поначалу пытался проявлять сомнение. А я ему - про фигуру, и он дальше едет. Пришел без прыжков, а сейчас вместе со всей ротой идет на затяжку в раскрытии парашюта на 80 секунд. «На выживании» третье мое плечо.

 

...«На выживании» - это тренировки. С парашют­ным прыжком в центр пустыни. Боеприпасов с собой – максимум. Сухарей, консервов, воды - минимум. На первую неделю два сухих пайка и фляга воды. На вто­рую сбросят с парашютом столько же. Идти с «боя­ми», засадами, диверсиями, отрывами от «противни­ка». На контрольных точках ждут медики: вес, давле­ние, психотесты. Протяженность маршрута - 500 ки­лометров. Это на карте 500. А на местности каждый, кто шел в горах и меж барханов в пустынях, знает, что маршруты удлиняются раза в полтора. Я шел эти 500 с разведчиками, которыми командовал Игорь Стодеревский, из Чирчика.

 

Горы. Как брать высоту? В лоб или обходным сер­пантином? Выиграешь в расстоянии, проиграешь в силе, во времени. Если вообще дойдешь. Хабаров уме­ет находить оптимальный вариант. В горах, в обуче­нии разведчиков. В сплочении коллектива. В воспита­нии людей. «Делай, как я», - его методика обучения.

 

Со стороны наблюдаю за работой его десантников на штурмовой полосе. Нет, это усложненная полоса разведчиков. Кажется, что Хабаров излишне строг. Даже жесток - так мне кажется. «Повторить», - дает он команду взводу, и без того падающему с ног. Заме­чаю: не включает секундомер. Этот повтор для отра­ботки выносливости.

 

Все в строю. Короткий разбор. Гимнастерки в тем­ных пятнах пота. А солдатские лица - сплошная улыб­ка. Сделали!

 

Слышу, как он выговаривает кому-то из взводных:

- Солдата жалеть нельзя. Нужно беречь. От просту­ды - закалкой, от бездумного риска - накачкой мас­терства. Учить. Требовать. Но не жалеть. Тех, кого командиру жалко, пули в бою не пожалеют.

 

Откуда в Хабарове сила? Вот стоит он у штаба. Рост средний, а кто-то скажет: даже ниже среднего. Сухо­щавый. Под офицерским ремнем - с такой талией в балет бы. Только на сцене этому телу будет тесно. Ему лучше в горах, в песках и в небе.

 

Не верится? Представьте себя, курящего, в прекрас­ной, но некурящей компании. И нет сигарет. Или вы на блаженном юге. И белый медведь там же, в клетке, под палящим солнцем. Каждому - свое.

 


К оглавлению           "САЛАНГ"                     Дальше>>>